АсТашкинская улица в Самаре (andry_astashkin) wrote,
АсТашкинская улица в Самаре
andry_astashkin

Category:

Томас Ковенант [Thomas Covenant] и его автор Стивен Р. Дональдсон

Искал, что почитать. Хотел какую нибудь фентази-серию и встретил рекомендацию от Анджея Сапковского. В каком-то из своих рассказов о писательстве, в частности о фентази, он перечислил ряд авторов, которые уже вошли в когорту признанных для него. Так я начал читать цикл  о Томасе Ковенанте. 



Хроники о Ковенанте не вызвали восторга. ГГ (главный герой) поначалу просто мелок и омерзителен. Но, как я и ожидал, автор проводит ГГ через круги ада, позволяя все выше подниматься над собой...

А вот интервью с писателем, которое взял у него некто Lotesse. Мой перевод с английского:

Интервью с писателем-фантастом Стивеном Р. Дональдсоном (август 2006-го)

Вы думаете сделать что-то за пределами жанрового царства? Как прямая проза или даже какая-то поэзия?

Я не планирую свою работу таким образом. Я жду идей, и они приходят. И я их вообще не оцениваю критически и не пытаюсь вписать в какой-то определенный жанр. Я пытаюсь написать все, что эти идеи попросят меня написать. (Посмотрите мои четыре "криминальных" романа или стихи на моем веб-сайте.)

Когда вы пишете, насколько важна сама проза? Некоторые люди, кажется, действительно сосредотачиваются на сюжете, построении мира или развитии персонажа и, похоже, не отдают предпочтения прозе. Для других проза чрезвычайно важна. Некоторые попадают в середину, плохая проза может убить достойную историю, но хорошая проза не может поднять что-то грязное. Во время написания, сколько вы сосредоточены на ремесле? Это то, что вы вернетесь и отредактируете позже?

Я живу для и через Текст. Я вижу и чувствую Текст в пространстве. Для меня «передача» на каждом уровне - это Текст. Другие авторы имеют разные (и одинаково действительные) подходы; но для меня история проваливается, если ее текст не «подходит к случаю» ее персонажей и сюжета.

В моих первых черновиках мой главный приоритет - просто изложить историю на бумаге. Но я переписываю все и по много раз. Именно благодаря этому я заточил грубый кованый металл моей прозы во что-то, что, я надеюсь, будет самым лучшим для меня.

Были ли у вас какие-либо проблемы с фундаменталистами, которые возражают против их изображения в первой и второй хрониках?

Очень, очень редко В общем, эти люди не читают (поэтому они не знают, как их изобразили). Они «демонизируют» автора, когда этот автор стал чрезвычайно популярным среди детей (например, Дж. К. Роулинг). Кроме этого, они живут в невежестве.

Было ли это осознанным решением иметь значение свободы воли в качестве центральной темы многих ваших книг («Рейверы», «Зональный имплант», «Две истории в правдивом правде»), или это просто случайно проскользнуло?

Я не делаю это сознательно, но это не значит, что это происходит "случайно". Это бессознательное выражение того, кто я (или кем я был, когда писал конкретную историю).
Какая связь существует между Землей и Средиземьем? Есть некоторые сходства между ними: подобие Земли Средиземью или Средиземье - модель того, что такое Земля?
Работа Толкина сделала то, что я делаю, возможным. В этом смысле «Властелин колец» является вдохновляющей моделью для «Хроник Завета Фомы». Но Средиземье никогда не было моделью для Земли (за исключением того, что Толкин показал мне, что можно сделать в рамках эпической фантазии). Оглядываясь назад, я вижу «эхо» Средиземья на Земле. Но затем я вижу «отголоски» множества вещей на Земле («Сердце тьмы» Конрада приходит на ум).
Томас Ковенант - антигерой. Хотя вы не первый, кто пишет такого главного героя, кажется справедливым сказать, что никто другой не делал этого в тот период, когда вы впервые так написали. Как вы думаете, каких авторов вы читали, что побудило вас написать фантастический роман с этим типом персонажа? Как вы думаете, есть ли другие авторы, которые хорошо пишут этот тип главного героя?
Я никогда не знаю, что сказать в ответ на такие вопросы, потому что я не думаю о Ковенанте как о «антигерое»: я считаю его самым важным видом героя, «человека». Читая «Посол» (Генри Джеймс), я узнал о его характере больше, чем узнал из любой прочитанной мною фентази (хотя тут я должен подчеркнуть: я  очень медленный читатель, поэтому многие произведения современных писателей-фантастов я не успел прочитать). Тем не менее, я полагаю, мне следует упомянуть «Идиллии короля» Теннисона, поскольку они послужили основой для большей части того, что я сделал с Ковенантом, - и это, безусловно, моя фантазия.
Как вы думаете, каким будет ваш следующий шаг после того, как Ковенант будет окончательно завершен?
Я понятия не имею. Я никогда не пытаюсь принимать эти решения заранее. Однако короткие рассказы кажутся наиболее вероятными.
Кто может пить больше пива, Covenant или Avery?
Пожалуйста. Все знают, что люди на моей Земле пьют весеннее вино, а не пиво - или, если им очень повезет, бриллиантовое.
Если бы у вас было несколько обезьян и / или карликов, сколько бы вы имели, и как бы вы их назвали?
Слезы, Гропи, Дампи, Рашфул, Несеквитатор, Алоизий и Док.
Вы также можете посетить старый заархивированный сайт Стивена, нажав на ссылку (на Англ.)



Биография

Стивен Дональдсон (Stephen R. Donaldson) — американский писатель. Родился в 1947 году в Кливленде, штат Огайо. Жил в Индии, где его отец работал в клинике. По возвращению в США окончил колледж в Вустере с дипломом врача, и два года проработал в больнице. Закончил Кентский университет по специальности «филология», поступил в аспирантуру, но диссертацию не защитил, полностью переключившись на литературную деятельность. С 1979 года — профессиональный писатель. Живет в Кораллесе, штат Нью-Мексико. Дебютом стал роман «Проклятие лорда Фаула» — первая часть цикла «Хроники Томаса Ковенанта Неверующего» («The Chronicles of Thomas Covenant the Unbeliever»), который Дональдсон писал с начала 70-х годов. Говорят, что перед тем, как Лестер Дель Рей в 1977 году решил опубликовать это произведение в только что открывшихся Del Rey Books, оно было отвергнуто 47 издателями! Долгое время «Хроники» состояли из двух трилогий и повести «Gilden Fire». После выхода первой трилогии Дональдсон был награжден John W. Campbell Award-1979, присуждаемой лучшему автору-дебютанту. Томас Ковенант принес автору признание и популярность. И спустя 20 лет Дональдсон вернулся к своему циклу с романом «The Runes of the Earth» (2004; выдвигался на World Fantasy Award-2005), который начал «Последние хроники Томаса Ковенанта» («The Last Chronicles of Thomas Covenant»). Осенью 2007 года они пополнились романом «Fatal Revenant». Также известны названия еще двух романов, которые предположительно войдут в «Последние Хроники» — «Against All Things Ending» и «The Last Dark».

Литературно одаренный автор, создавший собственный мир, Дональдсон часто называется критикой 'наследником Толкиена' (со знаменитой трилогией которого книги Дональдсона действительно имеют много общего), а среди нового поколения мастеров фэнтези его чаще сравнивают с Джином Вулфом. Критики отмечают, что многие элементы сюжета «Хроник Ковенанта» содержат отсылки к «Кольцу Нибелунгов» Рихарда Вагнера, но с 'противоположным знаком'. Вторая фэнтезийная серия Дональдсона (на самом деле это был один огромный роман, разделенный при публикации пополам) состоит из книг «Зеркало ее сновидений» («The Mirror of Her Dreams», 1986) и «A Man Rides Through» (1987). Эта работа получилась более легковесной — в жанре романтической фэнтези. Рассказы и повести Дональдсона, среди которых тоже есть настоящие жемчужины, были включены в два сборника — «Daughter of Regals and Other Tales» (1984; награжден Balrog-1985; номинировался на Locus-1985 (7 место)) и «Reave the Just and Other Tales» (1998; награжден World Fantasy Award-2000).

Новая, на этот раз научно-фантастическая, серия Дональдсона в жанре космической оперы — «Прыжок» («Gap», у нас ее перевели как «Глубокий космос») — состояла из 5 романов и вышла в первой половине 90-х годов. Открытая книгой «Подлинная история» («The Gap Into Conflict: The Real Story», 1990), серия пользовалась определенной популярностью, но до славы цикла о Ковенанте ей было далеко.

Также Дональдсон является автором серии «The Man Who», состоящей из четырех детективных романов, три из которых первоначально были изданы в издательстве Ballantine под псевдонимом Рид Стивенс (Reed Stephens) — «The Man Who Killed His Brother» (1980), «The Man Who Risked His Partner» (1984) и «The Man Who Tried to Get Away» (1990). Спустя десять лет в издательстве Tor Books под собственным именем вышла и четвертая книга серии «The Man Who Fought Alone» (2001), а затем в 2002-2004 были переизданы первые три.



Tags: #Книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo andry_astashkin january 9, 2012 02:37 2
Buy for 25 tokens
"Грозит ли Самаре транспортный коллапс, предрекаемый многими экспертами? Как эффективнее развивать общественный транспорт в многомиллионном городе? Нужны ли Самаре трамвай и метро? Ответить на эти вопросы мы попросили независимых экспертов: председателя Комитета спасения старой Самары…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments